Лео Костылев. Дороги. Часть 1

0
229

Каждый, кто пишет в России о дорогах, всенепременно напомнит читателю слова великого украинского писателя Миколы Гоголя. Шучу! Конечно же, великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя. Шучу опять! Ведь во времена Гоголя все мы были одной нацией и одним народом, и никто себя на украинцев (малороссов) и русских (великороссов) не делил. И разве что полиции были интересны такие интимные подробности из нашей жизни. Актуальным это стало теперь, когда полицейские, волей или неволей, стали нашими правителями. Я же, исключительно для разнообразия, обращусь к другому русскому классику, когда наступит подходящий момент.

Кстати сказать, проехав по территориям Смоленской, Тверской, Новгородской и Ленинградской областей более двух тысяч километров, я отметил, что лишь дороги Тверской области оставили некоторое досадное впечатление. И если в некоторых местах просто покрытие оставляло желать лучшего, то кое-где меня удивлял оптимизм навигатора, считавшего что в этом месте можно передвигаться на автомобиле. К сожалению, из Петербурга в Осташков нет такой дороги, часть которой не пришлось бы ехать по грунтовке. Однако, само словосочетание «грунтовая дорога» не вполне отвечает тому, по чему приходилось ехать. Песчаные дороги настолько плохи, с ямами, выбоинами и огромными воронками, что ехать по ним более 15 км в час просто опасно для ходовой автомобиля и голов присутствующих. Хотя время от времени мимо мчались машины с местными номерами на бешеной, не менее 30 км/ч, скорости. Там мне вспоминался уже не Гоголь, а 9-е мая: во всей стране война закончилась уже более 70-и лет назад, а в Тверской области, она, по-видимому, ещё продолжается. Иначе как объяснить многометровые воронки посреди дорог? Однако, если ваша машина справилась с этой дорогой, ей смело можно вручать техпаспорт с гордым названием «Танк» и быть в полной уверенности, что больше ничто на дороге удивить вас не сможет.

Вот, написал слово «Ленинградская» и подумалось, что без Гоголя ну никак не справиться. Ведь такое тоже может быть только в России: город называется Санкт-Петербург, а окружающая его область – Ленинградской. Демократия уже не первый раз зло шутит с русским человеком! Там, где решение вопроса должно было быть чисто топографическим, решили предоставить право решать народу! Получился абсурд. Радует хотя бы то, что петербуржцы не одиноки. Жителей Екатеринбурга тоже окружает Свердловская область, названная в честь человека, непосредственно руководившего процессом организации казни царской семьи в том самом Екатеринбурге. За этот «героический поступок» по изуверскому уничтожению невинных детей город и носил, по-видимому, всё советское время гордое имя сына нижегородского ювелира, предводителя местных бандитов и грабителей, а в последний год своей жизни, председателя ВЦИК, Янкеля Мовшевича Свердлова.

Впрочем, ничего удивительного в таком топографическом идиотизме вовсе нет. Ведь называют же руководителя города Санкт-Петербурга «губернатором», хотя он не управляет губернией, да и самих губерний не существует уже сто лет! Не лучше обстоит дело и с губернатором Ленинградской области. Название его должности звучит ещё более абсурдно. Не потому только, что в его распоряжении нет губернии, а есть область, но в дополнение, она носит имя того, кто эти губернии, а с ними и большинство губернаторов, уничтожил. И даже не имя, а псевдоним, кличку, погоняло (на современном уголовном жаргоне). Ко всему в дополнение, и Санкт-Петербург и Ленинградская область, в отдельности друг от друга, являются самостоятельными субъектами федерации. Но почему-то руководство Ленинградской области разместило свои офисы на землях соседнего субъекта, то есть в Санкт-Петербурге. У области внешнее управление? Сложно представить себе, например, чтобы в Швейцарии руководство одного кантона размещалось территориально в другом кантоне. В России же никто этому даже не умеет удивляться.

Московского руководителя хоть и называют иностранным словом «мэр», но в этом случае хоть логика сохранена, и управляет он «мэрией». Само слово является фонетическим заимствованием английского слова «major», у которого есть и синтаксическая копия в русском языке – «мажор». Так в 70-80-е называли на сленге фарцовщиков. С этим же корнем ещё существовало когда-то слово «мажордом», каковым обозначали человека ответственного за работу прислуги в доме. Это уже ближе к российскому значению слова «мэр». Долгое время в России немецкий язык был наиболее популярным в смысле заимствования слов, поэтому нынешние «мэры» вполне могли бы называться на немецкий лад «магистрами», а их офисы «магистратами». Но в России невежество является системным злом, поэтому «магистрами» и «магистратурой» здесь называют степени университетского образования, хотя они образованы от другого, хоть и похожего, немецкого слова – «майстер», мастер. По сути, российские магистры и не магистры совсем, а просто мастера. А вообще-то, в русском языке с испокон века существует слово «градоначальник», означающее как раз то, чем занимаются нынешние «мэры» и «губернаторы». Или опять ассоциации с Гоголем не дают покоя нашим чиновникам?

В заглавии первой части этой статьи стоит слово «дорога», а в дороге так хорошо поболтать обо всём! Вот и мы уклонились от дороги так далеко, что ни один навигатор не вывезет.

Дороги в России больше, пожалуй, нельзя считать бедой. Во все стороны от Москвы расходятся отличные по качеству современные шоссе. Исключение составляет, пожалуй, лишь одна: дорога в Санкт-Петербург. Эта дорога с момента написания «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева практически не претерпела изменений. Всё те же описанные в книге 200 лет назад деревни и посёлки, всё та же ширина дороги. И если вам жаль тратить деньги на навигатор, то захватите с собой томик Радищева, с ним вы точно не заблудитесь. Символично по-своему, что дороги из Москвы за границу находятся в несравненно лучшем состоянии, чем дороги между городами страны.
Не намёк ли это гражданам, куда они должны направить рули своих автомобилей? Это опять была шутка, а если серьёзно, то дорога М10, соединяющая две российских столицы, хоть и содержится в хорошем состоянии, но назвать её «шоссе» никак не получается. Не хватает полос – их всего три на всех, на дороге имеются светофоры и даже железнодорожный переезд! Дорога проходит через множество населённых пунктов, которые сохранились больше лишь как названия, и стоят либо полупустыми, либо брошены совсем. Деревни-призраки, стоящие по обочинам дороги, соединяющей два крупнейших мегаполиса страны, выглядят настолько уныло, что невольно вспоминается Потёмкин. Где же твои творческие заборы, Григорий Александрович? Сгнили, небось, со времён Екатерины Второй, а на новые – денег не выделялось…

Я бы покривил душой перед читателями, если бы не упомянул о новой, строящейся между Петербургом и Москвой дороге М11. Мне удалось проехать по ней километров 70, участок, который был готов к использованию в момент нашего путешествия. Продвигаясь по этой четырёхполосной дороге почему-то вспомнилась Восточная Германия. Там как раз такие же дороги. У ГДРовских немцев тоже не хватало денег, поэтому в послевоенные годы они дорог не строили, тем более что от гитлеровской Германии остались шикарные автобаны, построенные в 30-е годы. После воссоединения у немцев тоже, видимо, не в первую очередь голова была занята дорогами, поэтому так и стоят они, построенные ещё Гитлером, практически, без всяких изменений. Вот и эта новая, платная дорога М11 совсем такая же. Остаётся только вопрос: зачем в двадцать первом веке строить дорогу, сильно напоминающую дороги, построенные почти сто лет назад. Нет, конечно, по сравнению с предыдущей дорогой, построенной 200 лет назад, это большой прогресс, но всё же, если говорить серьёзно, не стыдно ли будет брать деньги за пользование дорогой, морально устаревшей уже много лет назад? Не стыдно ли вообще строить такую дорогу?

Слева, как понимаете, гедеэровская “гитлеровка”, а справа – новое шоссе М11

Ведь даже в маленькой, бедной Финляндии есть тысячи километров более современных и абсолютно бесплатных дорог, не говоря уже про более зажиточные европейские страны. Хотя, ради справедливости нужно признать, что дорога из Петербурга в Финляндию, носящая гордое имя «Скандинавия» несравнимо хуже любой из дорог на Москву. «Дороги, каковые у римлян бывали, наши не будут никогда» – с сожалением восклицал Радищев, сетуя, кстати сказать, в основном на продолжительность зимнего периода. Гоголь-то точнее определил корни российского зла, недаром был родом с Украины.

Дороги в Смоленской области отличные. Временами у жителя Петербурга они даже вызывают чувство зависти. Минское шоссе, например, и по качеству покрытия, и по количеству полос превосходит любую дорогу Ленинградской области. А какие замечательные виды на окружающую природу открываются с этой дороги! На её обочинах располагаются заправки, где дружелюбные сотрудники помогут вам заправить машину. И в отличие от Москвы и Петербурга, здесь никто им за это платит, но это входит в их обязанности, во всяком случае на заправках «Газпромнефти». А когда они замешкаются, то грозный голос из громкоговорителя напомнит им о том, что клиент ждёт. Фантастика!

По дороге на левой картинке мы ездим в Финляндию, а по дороге справа – москвичи ездят в Белоруссию. Есть разница, правда?

2016 г., c наилучшими пожеланиями, Лео Костылев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти в свой комментарий
Введите своё имя