Светлана Моднова: «Для меня не существует никаких других ценностей, кроме традиционных»

0
809

Интервью с основателем центра ремесел «Семейные традиции».

Фото: ДЕМИНФОРМ / Мария Власенко

– Светлана Юрьевна, в 2018 году Вы основали центр ремёсел «Семейные традиции» и мануфактуру по производству ватной игрушки. Всего несколько лет работы и Вы уже реализуете более 10 000 игрушек в год. Правительство Москвы, Сбербанк, ГЛОНАСС, ФК «Зенит» и многие другие организации – ваши покупатели. Угадали рыночную нишу? Повезло? В чем секрет, чем так привлекает людей ватная игрушка?

– Наверное, всего понемногу: и угадали, и повезло. Да и поработать пришлось изрядно, пока дело сдвинулось с места. Ватная игрушка сама по себе – красивая история. Изначально она – наследие царской России: традицию наряжать елку на Рождество в XIX веке привезла из Германии императрица Александра Федоровна, супруга Николая I. В числе немецких игрушек, наряду с дорогими стеклянными шарами были и ватные фигурки ангелов, мальчиков на лыжах, девочек на коньках, которые стали популярны в народе, благодаря своей дешевизне и возможности изготовить игрушку в домашних условиях.

В советское время любовь к ватной игрушке не исчезла, а только укрепилась, ее стали воспринимать как национальное достояние. Наверное, многие из нас помнят фигурки из ваты, хранившиеся в каждом доме: Дед Мороз и Снегурочка под домашней елкой – непреходящий образ из детства моего поколения. Так получилось, что завезенная из Германии игрушка, которую там уже не делают, незаметно стала неким символом праздничной зимней снежной России.

И мы, к счастью, сегодня смогли вернуть к жизни этот образ, эмоции, воплощенные в игрушке, эти незабываемые ощущения из детства, связанные с домом, с праздником, с семьей, с ожиданием нового счастья в наступающем году. Казалось, за постсоветский период это все почти уже выветрилось из нашей памяти, из нашего культурного кода… Но, как выяснилось, не совсем. Точнее сказать – совсем не выветрилось, не исчезло, просто затаилось, задремало на время…

Фото предоставлено Светланой Модновой

– Сложно делать такие игрушки? Есть какие-то секреты, которые до сих пор не разгаданы?

– Непросто. Мы стараемся. Но, конечно, есть секреты, которые пока не удалось постичь, технологии, которые мы не смогли пока воспроизвести в сегодняшних условиях. Например, мы не до конца разобрались в тонкостях индустриального, поточного производства фабричных игрушек, которые изготавливались в советских артелях.

Зато старинные технологии ручного штучного производства ватных игрушек восстановлены нами практически в полном объеме.  Здесь мы опирались на опыт российских мастеров-кукольников, которые начали примерно в 2010 году делать очень красивые и очень дорогие эксклюзивные фигурки.

Оттолкнувшись от опыта уникальных мастеров, мы пошли дальше, стали налаживать относительно массовое производство ватной игрушки, стали проводить мастер-классы для желающих овладеть этим искусством, влюбляя в него все больше и больше людей.

Надо сказать, что ватная игрушка – пространство для безграничного применения самых разных способностей мастерового человека: вата – очень пластичный, экологически чистый материал. В дополнение к ней, чтобы сделать красивую игрушку, нужна еще проволока, крахмальный клейстер, простые красители и декор. И немного таланта. И вот вы автор произведения искусства, которое вызывает у всех только позитивные эмоции, нередко – слезы умиления, источает душевную теплоту.

Еще про секреты. Конечно, мы пока не в состоянии сравниться с мощью индустрии игрушки, существовавшей в Советском Союзе. Для понимания: в СССР, в Загорске еще в 1932 году был создан Всесоюзный научно-экспериментальный институт игрушки (НЭИИ), художники и технологи которого разработали и внедрили в производство огромное количество образцов. В 1938 году в нем уже трудились 84 высококвалифицированных сотрудника в десяти лабораториях, двух научных (экономическом и педагогическом) кабинетах, конструкторском бюро и в музее. Над созданием кукол здесь работали замечательные игрушечники – Павел Стулёв, Елена Борисова, Ольга Лобановская, Ирина Манухина, Маргарита Вильям, Мария Киселёва. Институт старался координировать работу артелей, выстраивая с ними взаимовыгодные отношения. К слову, среди его сотрудников числился и знаменитый писатель Михаил Пришвин.

Благодаря всему этому была выстроена уникальная индустрия игрушки, имевшая весь необходимый набор характеристик – от научного обеспечения до своего станкостроения.

Поэтому нам сегодня важно не только разгадать секреты уникальных мастеров, но и убедить общественное мнение и власть современной России в необходимости полноценного восстановления отрасли игрушки. Ведь это не только перспективный сектор экономики, но часть огромного культурного наследия, инструмент формирования и сохранения национального культурного кода, технологическая основа воспитания наших детей.

По своей сути ватная игрушка – это машина времени, несущая эмоции, установки, ценности от поколения к поколению. Самой старой фигурке в нашем музее более восьмидесяти лет, а в российских семьях, в бабушкиных сундуках хранятся, думаю, игрушки и постарше. И они понятны всем поколениям, державшим их в руках, им рад и стар, и млад, они вызывают одинаковые эмоции, одинаково высоко ценятся. Если не это нам возрождать и восстанавливать сегодня, то что тогда?

Фото предоставлено Светланой Модновой

– Вы видите в жизни эту массовую народную любовь к ватной игрушке? Не является ли ее производство локальной московской историей для московского корпоративного рынка?

– Конечно видим, и это, действительно, всенародная любовь. Мы часто проводим различные конкурсы, к участию в которых приглашаем участников со всех уголков России. Например, в прошлом году у нас прошел III Всероссийский конкурс «Сказки народов мира: кукольная этнография». И мы получили свыше четырехсот работ на тему народных сказок от участников из сорока пяти регионов России в возрасте от трех до девяносто двух лет.

Работы были абсолютно разные: от миниатюрной игрушки до полуметровых композиций. И так получилось, что, например, сказки народов Коми представляли участники из Волгограда, сказки Дагестана – из Самарской области, а из Коми прислали работу по пушкинским произведениям. Самыми популярными, кстати, стали игрушки по мотивам сказок Пушкина, а второе место по популярности заняли уральские сказы Бажова. Это многообразие, переплетение истории и культуры, взаимопонимание, многонациональность очень нас впечатлили. Мне кажется, подобное и свидетельствует о том, что ватная игрушка – это не локальная московская история, что воплощенная в ней память поколений сохраняется повсюду, где жива российская семья. И как раз не только куска хлеба ради, а и для того, чтобы помогать сберегать наши национальные культурные ценности, и стоит работать в заданном направлении.

– У Вас хватит сил, средств, времени, амбиций для восстановления полномасштабной индустрии отечественной игрушки? 

– Очень хочется помечтать, замахнуться на великие дела и сказать: конечно, достаточно. Но я – реалист и исхожу из того, что нам сделать по силам.

Цель нашего «ватного игрушечного сообщества», в которое входят Центр ремёсел «Семейные традиции», мануфактура по производству ватной игрушки и одноименный музей – восстановление части национального культурного кода через воссоздание утраченной индустриальной культуры, через популяризацию уникального ремесла, через обучение ему людей, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах.

Когда мы сделали первые самостоятельные шаги и решили развивать проект, то стали проводить бесплатные мастер-классы.  Увидев реакцию слушателей, будущих наших партнеров, поняли, что «попали в точку», что лед тронулся. Тогда мы и осознали, что будем строить не корпорацию, не хозяйственный холдинг, а сообщество единомышленников на основе общих ценностей, традиций.

За относительно небольшое время мы обучили более трех с половиной тысяч человек. Кто-то из них остался с нами, кто-то начал собственное дело, открыл свои школы, кружки, начал обучать мастерству игрушки в своем городе или поселке. Все у каждого по-своему, но есть одна общая характеристика: у всех слушателей выросли крылья, если можно так сказать. Наши ученики почувствовали себя самодостаточными, исчез страх перед завтрашним днем, они стали востребованными мастерами, профессионалами, ощутили интерес к себе, к своему творчеству со стороны покупателей, общественных организаций, государства, стали выигрывать конкурсы, участвовать в выставках, формировать свои маленькие сообщества, создавать семейные артели. Благодаря нашей работе возникли десятки историй успеха. И этот результат, помимо всего прочего, является для нас важнейшим достижением.

Неизвестно еще, что сложнее – построить крупное производство или создать значимое, многолюдное сообщество самодостаточных единомышленников.

И если в современных условиях когда-нибудь восстановится конкурентная, значимая национальная индустрия игрушки, то ее основой будет именно это сообщество самостоятельных, успешных людей, которые живут на свои, которые своим трудом преодолевают личные проблемы и невзгоды, строят индивидуальные истории успеха.

Фото предоставлено Светланой Модновой

– Вы рассказывали, что часть мастеров мануфактуры «Московская игрушка» – мамы особенных детей. 

– Это наша осознанная миссия. Когда почти четверть века назад я начинала работать в пространстве социальных и благотворительных проектов, так получилось, что именно с родителями особенных детей сложилось наиболее тесное сотрудничество. Когда же мы стали проводить первые мастер-классы по изготовлению ватной игрушки, то приняли решение сделать все, чтобы для таких слушателей оно было бесплатным. Не сразу, но удалось это сделать, во многом благодаря серьезной поддержке Фонда президентских грантов.

Сегодня при выборе нового сотрудника стараемся отдавать приоритет женщинам, находящимся в сложной жизненной ситуации, стараемся брать на работу мастеров из разных региона России. Ведь наше производство позволяет делать работу в любой точке страны, иметь гарантированный доход. То есть мама может трудиться дома и ухаживать за ребенком. Она трудоустроена, имеет самостоятельный источник дохода. Это выход для многих, способ выжить, повысить качество жизни семьи.

Технологически это выглядит так: новых сотрудников мы набираем из обученных на мастер-классах слушателей, предоставляем методические обучающие материалы, в том числе видео, и удаленно контролируем процесс работы. Игрушки, сделанные мамами особенных детей, стараемся запускать в продажу в первую очередь, чтобы они быстрее получили свои деньги.

Фото предоставлено Светланой Модновой

– Вы несколько раз упомянули о Музее ватной игрушки. 

– Идея создания такого музея родилась, когда мы начали принимать участие в выставках и поняли, что для большинства людей наша игрушка ассоциируется исключительно с Дедом Морозом. Тогда мы решили собрать в одном месте самые разные игрушки, в том числе более ста редких старинных фигурок. В итоге Музей ватной игрушки расположился на территории Патриаршего подворья Николо-Перервинского монастыря в келье XVIII века.

Здесь сегодня собраны уникальные коллекционные ватные игрушки московских артелей «Все для ребенка», «Детская игрушка», фабрики «ИЗО» ЦПКиО им. М. Горького; ленинградских артелей «Изокульт», «Промигрушка», «Культигрушка», других артелей страны. Самый ценный экспонат музея, которым мы невероятно гордимся – «Клоун с обручем», выпущен артелью «Все для ребенка» более восьмидесяти лет назад.

По нашим игрушкам можно изучать вековую историю России. Симптоматично, что одними из первых наш музей посетили супруги весьма почтенного возраста, приехавшие с другого конца Москвы, чтобы увидеть игрушки своего детства.

Фото предоставлено Светланой Модновой

– Говоря о ватной игрушке, Вы связываете ее с культурным кодом нации, органичным, естественным носителем которого является традиционная семья?

– Для меня, как для человека верующего, не существует никаких других ценностей, кроме традиционных. Крайне важно для общества, позволю некоторую образность, чтобы мальчики умели строить и защищать дом, а девочки – умели его обустраивать, хранить его очаг всегда теплым.  Я за четкое разделение этих функций, за то, чтобы в школу вернулись полноценные уроки труда: детям сегодня, мы видим это на своих мастер-классах, очень сложно дается рукоделие, они далеки от элементарных ремесленных навыков.

Считаю, что государству сегодня важно обратить внимание именно на практическое обучение ребенка элементарным базовым трудовым навыкам, которые будут полезны в доме, в его будущей семье. И если родители сегодня не могут научить детей этому, то нужно возлагать эти обязанности на школу. Так мы сможем передать молодому поколению не только знание традиционных ремесел, но и в целом заложить базовые ценности, одной из которых является полная семья.

Государство в долгу перед традиционной российской семьей за промахи «святых 90-х», за развал устоявшегося образа семейной жизни, за отсутствие внятной политики по поддержке семей с детьми. Сегодня, конечно, будем справедливы, появилась некоторая положительная динамика в отношении поддержки семьи. В девяностые же годы, когда родился мой сын, не было ничего: ни денег, ни перспектив, ничего, кроме страха перед завтрашним днем. А когда уже родилась дочь, то я получила подарок, где было все необходимое для первых месяцев жизни младенца. Правильным решением стало в свое время и введение материнского капитала.

Но только материальной поддержки недостаточно, нужно менять отношение самого человека к семье. К сожалению, сейчас очень многие живут для того, чтобы работать, а не работают для того, чтобы жить. И понятно, что когда вы весь день загружены на работе, очень сложно прийти домой к детям полными энергии и в прекрасном настроении. А я помню, как мой папа успевал со мной и порисовать, и поиграть. Воспоминания об этом теперь всегда со мной, они – мой ориентир в отношениях с собственными детьми. Если же вернуться к теме нашего разговора, то я мечтаю о том, чтобы создание ватной игрушки вошло в план школьных уроков труда. Уже сейчас, не дожидаясь этого, наши мастера организуют во многих школах кружки, студии, разрабатывают программы обучения.

– Светлана Юрьевна, какие у Вашего сообщества планы на ближайшее будущее?

– Планов громадье. В этом году мы выпускаем несколько новых коллекций, в том числе, посвященную нашим великим соотечественникам под названием «Я – русский». В этой коллекции – Александр Пушкин, Анна Павлова, Александр Вертинский, многие другие.

В планах также проект под рабочим названием «Елка победы. Реконструкция страниц истории через ватную игрушку». Это будет масштабная работа преподавателей с детьми из разных регионов по воссозданию елочных игрушек времен Великой Отечественной войны. И на следующий Новый год мы планируем нарядить нашими игрушками елки, установленные в российских музеях, школах, театрах.

Успех и сила мануфактуры – это команда ведущих мастеров и художников-мультипликаторов, лучших кукольников России по ватной игрушке, которые идут со мной и разделяют всю ответственность с дня основания. Мы с этой командой открыли музей, реализуем социальные проекты, создаём коллекции для десятков крупнейших корпораций и бизнес-компаний страны. С такой командой любые амбициозные планы по плечу.

Сказано Светланой Юрьевной Модновой: «Ватная игрушка, сделанная вручную, по технологии, с естественной просушкой не может стоить дёшево: на её изготовление уходит неделя. Потом – авторская роспись, покрытие работы слюдой и пастелью. На такую игрушку сегодня высокий спрос, прежде всего, корпоративный.  Но мы хотим наладить индустриальное производство, чтобы снизить цену, чтобы купить нашу игрушку могла любая российская семья. Мечтаю о том дне, когда мы сможем найти чертежи советских станков, работавших в артелях по производству ватной игрушки. Сегодня пока таких никто не делает. Восстановим документацию – сделаем сами».

Текст: Юлия Комиссарова
В подготовке интервью принимали участие Власенко Мария, Ефимов Иван, Косоуров Егор, Мудрых Ирина, Цой Екатерина
Источник — www.deminfo.ru


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти в свой комментарий
Введите своё имя