ЕСТЬ УПОЕНИЕ В БОЮ…

0
325

«Было время, процветала В мире наша сторона:
В воскресение бывала Церковь божия полна;
Наших деток в шумной школе Раздавались голоса,
И сверкали в светлом поле Серп и быстрая коса»
А.С. Пушкин «Пир во время чумы».

Раньше каждый год мы публиковали отчёт о выставке PSI (Дюссельдорф, Германия). Собственно говоря, это был даже не отчёт, а пресс-релиз, который мы получали от пресс-службы PSI, переводили его и публиковали. Наше сотрудничество с немецкой организацией-устроителем выставки было длительным и взаимно плодотворным.

Но не в этом году…
Обычно, вдобавок к их пресс-релизу, отчасти, потому что их тексты всегда такие бравурные и гладко выглаженные (как и положено в Германии), я писал статью со своими собственными впечатлениями о прошедшем мероприятии.
Вот, например, цитата из статьи, написанной в 2014 году:
«Я езжу на PSI уже почти двадцать лет.
Практически ежегодно.
Из последних пяти лет пропустил пару, вот, пожалуй, и всё. Хорошо помню, как начинали те компании, которые теперь занимают по ползала и издают каталоги, которые за их вес и объём никто уже не хочет брать: маленькие стенды, жиденькие в пятьдесят страничек брошюрки с огромными картинками, чтобы занимали побольше полиграфического пространства. Но больше всего, конечно, запомнилось первое посещение, когда выставка сразила наповал своими масштабами, количеством посетителей, нескончаемой вереницей очередей такси у входа, и сотнями людей с чемоданами на колёсиках в руках.
Кто они?
Почему идут на выставку с чемоданами?
Опаздывающие экспоненты, нерадивые сотрудники стендов? К середине первого дня вопрос прояснился мне болями в плечах и ногах. К концу того же дня сумки с каталогами плелись за мной по ковровому покрытию почти сами, связанные со мной лишь своими длинными плечевыми ремнями.
Этим же вечером я совершил первую покупку в Дюссельдорфе — зелёный в клеточку чемодан на колёсах.
PSI 2014-го совсем не похожа на ту, мою первую выставку.
И дело не только в том, что мир успел сильно измениться да и сами залы выставки совсем не те, что были в начале 90-х. Но всего несколько лет назад залы были так забиты стендами, что свободного пространства в них не оставалось даже на размещение хотя бы нескольких стульев.
Мне нравилось это.
Таким образом во всё время выставки сохранялась атмосфера рабочего дня. Пива на стендах не наливали, и кафе гигантских размеров в те годы не было.
Оно и не было нужно.
Но главное, нет чувства праздника и чего-то необычного, что совершалось с тобой. Виной тому, как мне кажется, атмосфера борьбы за выживание, которую ведут в последние годы все страны Европы, и которая не может не отражаться и на таком глобальном для сувенирного мира мероприятии, как PSI».

Да, уже в 2014 году атмосфера попахивала грозой…
А что же сейчас?
В этом году, с чего я и начал, мы не публиковали пресс-релиза. Просто потому, что его не было.
Вообще, а не только для нас.
А вместо него была пара статей, написанных лёгкими руками главного редактора журнала PSI Манфреда Шлёсера (Manfred Schlösser) и директора выставки Петры Ласан (Petra Lassahn).
Шлёсер, по крайней мере, живёт с полуоткрытыми глазами, ибо заметил: «За несколько дней до выставки PSI в мире всё было в порядке. Затем фермеры объявили недельные демонстрации по всей Германии, а объявление железнодорожной забастовки на второй и третий день выставки последовало за ними по пятам. Ожидание сменилось беспокойством. В последний день строительства подъезд к автомагистрали заблокирован. Начало забастовки железнодорожников в самый загруженный второй день PSI и продолжающиеся демонстрации фермеров с севера на юг. Видит Бог, это не предвещало ничего хорошего».
На самом деле, это лишь литературный оборот про «в мире всё было в порядке», ибо немецкие фермеры начали свои протесты в декабре 2023 года, то есть задолго до начала выставки.
Что не смутило её директора, которая лишь посетовала, что «несмотря на демонстрации фермеров и забастовки железнодорожников по всей Германии, выставка PSI за два дня приняла на 500 посетителей больше, чем в прошлом году…. Инсайдеры выставки знают, что без забастовок и демонстраций там была бы ещё тысяча или более посетителей. Это многое говорит о качестве и значимости этой выставки».
То есть, бастуйте, бастуйте, а мы со своими корпоративными подарками всё равно провели хорошее мероприятие!
Но такое ли оно было хорошее? Посмотрим позже, а пока поговорим о бастующих фермерах и поддерживающих их железнодорожниках.

Кто такие европейские и, в частности, немецкие фермеры?
Это мелкие сельскохозяйственные предприниматели, как правило, получившие по наследству свои фермы от родителей и так на много поколений назад.
Люди, которые вкалывают без отпусков (потому что на кого ж скотинку-то оставишь…), практически без зарплат (обычное явление для мелких предпринимателей в любой сфере), живущие (по данным статистики) на триста пятьдесят евро в месяц (мигранты получают сразу по шестьсот евро в руку), которые, в общем и целом, кормят Европу. Однако, продающие не по тем ценам, которые мы видим в магазинах, и которые растут в последние два года как на дрожжах, а имеющие всего семь процентов от розничной цены на свою продукцию. Все остальные деньги уходят в карманы корпораций агробизнеса и сетей продаж. Например, в Финляндии (где всего две местных сети продуктовых магазинов), цены на сельхозпродукцию выросли на 5%, в связи с удорожанием энергии. А сети повысили их на 25%, и сделали хорошую прибыль, о чём с гордостью отчитались на бирже.
При этом правительства стран ЕС душат фермеров налогами, экологическими нормами и различными запретами.
Нет, не сами душат.
А выполняют директивы из Брюсселя, откуда, видать лучше. Там же, в Брюсселе решают, когда и что сеять и когда убирать. И, естественно, наблюдают со спутников, кто посеял, а кто пожал.
Вся эта политика ведёт к банкротствам фермеров на территории всего Европейского союза (в Германии за последние 10 лет исчезало по три с половиной тысячи фермерских хозяйств в год), а во Франции, где люди поэкспрессивнее, чем в Германии, ещё и к самоубийствам (по статистике два фермера в день кончают жизнь самоубийством).
Джон Керри, который переквалифицировался в гуру климата (является специальным посланником президента США по вопросам климата) сказал на прошлогоднем форуме в Давосе, что: «аграрные и животноводческие хозяйства являются виновниками трети вредных углеродных выбросов в атмосферу».
И он, как ни странно для него, был прав. Животноводство и вправду оказывает сильное влияние на выбросы в атмосферу. Люди и вообще едят слишком много мяса (это лишь моё мнение).
Но…Возьмём пример Франции, во времена, когда она ещё могла решать вопросы сама, без помощи из Брюсселя (и, естественно, из Вашингтона).
В какой-то момент французы решили, что их люди не должны работать под землёй. И закрыли все шахты. Но шахтёрам дали выходные пособия, организовали для них курсы переквалификации, и, наконец, всех трудоустроили. Bravo!
То же самое, можно сделать и фермерами. В конце концов им не нужно даже менять профессию – переход от выращивания мяса к выращиванию овощей или злаков не будет даже болезненным.
Но не душить же их, как это делают теперь!
Кстати, по данным исследования, проведённого институтом INSA для журнала Bild, 69% жителей Германии поддерживают борьбу немецких фермеров.
К этим процентам руководители PSI не относятся…
Перед выставкой они открывали с помпой «Музей рекламных товаров», назвав его MoPA. Название скомпилировано (если не сказать больше) с MoMA, Нью-Йорского музея современного искусства.
«Хорошее искусство вне времени» — такого мнения были руководители PSI, поэтому они не заметили, что полстраны бастует и другая половина приветствует их протест.
«И каждому особому искусству своё время»  ну если считать время борьбы мелких предпринимателей за жизнь временем корпоративных подарков, то, пожалуй, они съели синюю таблетку из руки Морфеуса.
На открытие Музея были приглашены и политики — депутаты Бундестага, а также мэр Дюссельдорфа.
Петра Ласан считает: «как отрасль, мы должны не только общаться друг с другом и с клиентами, но нам также необходимо искать постоянный контакт с политиками».
Наверное, ей виднее.
Ибо именно политики решают все вопросы, в том числе, и в экономической жизни ЕС.
Причём не местные политики, а «европолитики».
Точнее сказать, не те, которых выбирают во всех странах ЕС для преставления своих интересов в Еврокомиссию, а еврочиновники, которых никто не выбирает, а они просто существуют и оказывают огромное влияние на жизнь в Союзе.
Какое? Это мы видим по ситуации с фермерами…
А вот ещё один пример их «решений». В Финляндии есть сайт в интернете, на котором граждане могут высказывать проекты законов, которые было бы необходимо принять. Если такое предложение наберёт пятьдесят тысяч электронных подписей, то его обязаны обсудить в парламенте страны. В 2018 году предложение не переводить часы два раза в год на час вперёд-назад набрало такое количество подписей и было обсуждено в парламенте. Которые пришёл к такому же выводу. Но… Сами они не могут внести изменения, поэтому они обратились в Брюссель. Там скорчили недовольные морды, но пообещали, что через два года (то есть, в 2021 году), такое будет возможно. Идёт 2024 год и часы в Финляндии так и переводят…
Но, по крайней мере, нужно быть благодарными чиновникам из ЕС за то, что они, по крайней мере, выслушали предложение.
Например, недавно Эстония также решила не переводить часы (Зачем им!? Промышленности нет…), так им просто заявили в Брюсселе, что будете переводить часы до тех пор, пока во всех странах Евросоюза это делают.
Так что, напрасно Петра приглашала местных политиков, «общаться» нужно не с ними, а с теми, кто сидит за каменной стеной в Брюсселе и фамилий которых мы даже не знаем…
Тем более, что местные политики не пользуются уважением и у себя в стране. В том же исследовании для журнала Bild написано, что более семидесяти процентов избирателей недовольны работой канцлера ФРГ, а за его партию готовы проголосовать лишь четырнадцать процентов.  За «Зелёных», участвующих в правительстве, и ещё меньше — всего 12%. На одном из тракторов протестующих фермеров был развёрнут плакат: «Без крови человек становится белым. Без воздуха человек становится синим. Без мозгов человек становится зелёным».

Однако, выставка — мероприятие сложное и многоходовое. И к ней нужно готовиться заранее даже посетителям, не говоря уже об экспонентах. Поэтому трудно предугадать внешние условия во время её проведения, но открытие Музея в такой атмосфере — это просто запредельный цинизм. Это — пир во время чумы.

Неужели они сами этого не чувствуют?
Говорить о каких-то «устойчивых подарках» в то время, когда полицейские участки забрасываются навозом и на автобанах сжигаются покрышки, образовывая столбы чёрного дыма, с моей точки зрения, кощунственно!
По поводу самой выставки, Шлёсер озаглавил свою статью «Компактная и интенсивная». Не знаю про интенсивность, я Слава Богу, после тридцати лет посещения выставки в этом году на ней не был, но то, что выставка была компактной, это точно. У меня в архиве имеются данные за предыдущие годы и вот они:

2006 год: количество экспонентов — 850, посетителей — 17745;

2008 год: количество экспонентов — 863, посетителей — 19382;

2010 год: количество экспонентов — 888, посетителей — 16976;

2011 год: количество экспонентов — 871, посетителей — 17122;

2013 год: количество экспонентов — 962, посетителей — 13772;

2014 год: количество экспонентов — 852, посетителей — 16228;

2019 год: количество экспонентов —  —-   посетителей — 17602;

2020 год: количество экспонентов — 720, посетителей — 16367;

2024 год: количество экспонентов — 567, посетителей — 11003;

Такой «компактной» выставка PSI не была никогда на моей памяти, а это всё же тридцать лет! Петра Ласан руководит выставкой не так давно, и видимо, не имеет этой статистики, так сказать, под рукой, потому что она уверена в том, что «PSI продолжает впечатляюще расширять свой статус ведущей европейской выставки рекламной продукции».
А может и имеет… но продолжает читать это заклинание, думая, что сумеет убедить в этом читающую публику. Но, как сказал Ходжа (Ходжа — это не имя, а титул и означает «учитель») Насреддин: «Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет».

Эх, где же ты, бабушка Меркель?
Когда в Германии было всё спокойно и люди выглядели счастливыми, как в ГДР. Вот уж действительно она была Ангелой для страны, пока её не свернули американцы, подслушивавшие её разговоры по телефону.
И статистика выставки PSI свидетельствует об этом же…

Лео Костылев , февраль 2024 г.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти в свой комментарий
Введите своё имя