«Я почувствовал себя попавшим в чудесную сказку. И это чувство не покидало меня весь день»

0
281

Лео Костылев — член экспертного совета жюри Премии «ДЕРЖАВА МАСТЕРОВ – 2022» для российских производителей бизнес-сувенирной и подарочной продукции,  президент МАПП, владелец фабрики пишущих инструментов «Салiасъ», Санкт-Петербург – Хельсинки.

Путешествие из Хельсинки в Москву стало приключением, о котором можно написать целую статью. Десять лет назад, прочитав такую статью, я бы не поверил…

Поэтому, очутившись на Ленинградском вокзале в пятницу 23 сентября в девять тридцать утра, я почувствовал себя попавшим в чудесную сказку. И это чувство не покидало меня весь день.

Я шёл зачарованный по Варварке мимо здания Администрации президента, глядя на церкви слева и на парк Зарядье, построенный на руинах гостиницы «Россия», ради которой снесли несколько кварталов старой Москвы. И на Гостиный двор, не такой как в Петербурге, но от этого не страдающий, и на выставку PRESENTIСA, построенную не по-выставочному, где в клетушках мечутся сотрудники компаний, а островами, создающими атмосферу незыблемости, непотопляемости компаний-экспонентов.

И отсюда же та неспешность, обстоятельность, с которой рассказывают о своей продукции работники стендов.
У меня есть время слушать, а у них – говорить.
И поражаешься их вдумчивости, профессионализму, глубочайшему знанию того, что они производят, и той гордости, с которой они представляют свои изделия.
И чудо приобщения свершается прямо у вас на глазах.

Такую же вдумчивость и профессионализм я увидел и на заседании жюри Премии МАПП «Держава мастеров». Мне не хотелось бы бросать тень на прошлые годы Премии, но в этом году работа жюри была действительно восхитительной, и я бы сказал, командной. И это было следующим чудом. Обычно в жюри приходили люди-индивидуальности, и держались они как-то обособленно друг от друга. В этом нет ничего плохого, и это не делает экспертов хуже, но всё же работать в команде – приятнее.

Конечно, сказывается и наш опыт, и рутинированность процедуры, но и люди в жюри подобрались чрезвычайно ответственные.

Отчасти, эта ответственность в работе жюри, наверное, связана со сменой системы голосования.
Подсчёт баллов стал более точным, более скрупулезным, что ли, и он неминуемо настраивал на вдумчивую работу.

В Премии в этом году участвовало «всего» сорок экспонатов. Взял слово всего в кавычки потому, что в этот год – после двух лет пандемии, и в такой тяжёлый для страны год, сорок – это успех.
Нет, не для нас, организаторов, а для российских производителей.

Каждый год, кроме хороших, качественных, красивых изделий есть обязательно одно, которое поражает, пронзает до самых внутренностей.

В этом году это были ватные игрушки Мануфактуры «Московская игрушка». И не так важно, что технология производства старинная и традиционная, и даже не так важно, что они поразительно красивы, но это проект для мам особенных детей, которые создают эти игрушки, и к тому же получают помощь от их продажи.

То есть, проект для тех, кто в своей жизни не видит творчества, а видит постоянную рутину.
И как же здорово, что находятся люди, способные потратить свои силы, время и талант на этих женщин.

Особенно поразителен набор «Таймыр», созданный руками сибирских мам особенных детей, и рассказывающий о далёком полуострове Таймыр. Здесь и девочка-нганасанка, древнейшая жительница Таймыра, и Лаптевский морж, тоже житель Таймыра, и северная сова, которую называют «Лунь», и рыба-хариус, и путоранский баран, который тоже живёт на Таймыре, и ошкуй – белый медведь, который по эвенкийской мифологии, является прародителем эвенков. Вот так, ненавязчиво, в вате и клейстере можно поведать об истории и культуре российской глубинки, в которую не съездишь просто так, без дела.

С каждым годом изделия становятся все более вдумчивыми, качественными, но самое главное, более русскими. Из западного влияния осталось лишь одно – экологичность, широко пропагандируемая там, и также широко представленная в экспонатах Премии.

Однако, экологичность – тенденция общемировая, и если кто-то кричит о ней громче других, то это совсем не значит, что он обладает прерогативой на неё.

Практически не осталось подражания западным подаркам, все изделия дышат русским духом, не ошибёшься в стране их изготовления. И это, я считаю, чрезвычайно важным фактором в становлении не только своего идентитета, но и в дальнейшем, в создании культуры российского подарка, а вместе с ней и в отстраивании (ни в коем случае не в отгораживании) от иностранного влияния.

С наилучшими пожеланиями Лео Костылев


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти в свой комментарий
Введите своё имя