31 января 2018 | Новости МАПП

Спам: узаконенное беззаконие

История возникновения англоязычного слова, а позже и термина, «SPAM» восходит ко времени до начала Второй мировой войны.




Не стану описывать весьма запутанный и долгий процесс чудесного превращения названия популярных консервов в термин, означающий массовую рассылку рекламы по электронной почте, замечу лишь, что термин в его нынешнем значении и на английском (родном) языке не несёт ясной смысловой нагрузки, но смысл окончательно ускользает от его транслитерации на кириллицу.

Хотя, справедливости ради, необходимо отметить, что для современной России ситуация весьма типична – вместо развития собственного языка заимствовать слова из английского, не переводя их и даже не задумываясь об их смысловой нагрузке. А для сферы, связанной с электроникой и современными цифровыми технологиями – это уже, пожалуй, диагноз больше, чем дурная привычка. Ведь, как ни крути, мы мыслим словами, и глубина нашего мышления определяется, в том числе, и тем, насколько хорошо мы понимаем морфологию употребляемых нами слов. Иностранные заимствования никак «не привязываются» ни к русской и славянской культуре, ни даже к нашему предыдущему опыту, то есть, остаются нами НАВСЕГДА не до конца понятыми. Отсутствие же понимания ведёт к ещё большему автоматизму, схематизму мышления и поступков. Выражаясь иным языком – к дальнейшей роботизации и деградации человеческого существа. Побочным явлением к этому является возможность использования недостаточного понимания с целью различных манипуляций – коммерческих или политических.

СПАМ СРЕДИ РЕКЛАМ

По сути, ставшее русским слово «спам» понимается каждым по-своему, не имеет чёткого определения и не является тем же понятием, что и английское «spam». До последнего времени единственным юридическим документом, на который опиралось определение и все методики борьбы со «спамом» являлся «Закон о рекламе». В п.1 статьи 18 этого документа сказано: «Распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы. При этом реклама признается распространённой без предварительного согласия абонента или адресата, если рекламораспространитель не докажет, что такое согласие было получено. Рекламораспространитель обязан немедленно прекратить распространение рекламы в адрес лица, обратившегося к нему с таким требованием». Как видно из текста, он, в принципе, не имеет никакого отношения к рассылкам по электронной почте, не содержит её поминания или даже ссылок на технологии, использующиеся при таких действиях.

Однако, это не помешало Федеральной антимонопольной службе, отвечающей за соблюдение данного закона, в своих официальных комментариях отнести рассылки рекламы по электронной почте к действиям, описанным в этой статье. «Комментарий», хоть и «официальный», законом не является, но кого это интересует - есть указание, можно использовать его в своих интересах. И не столь важно, что сам «Закон о рекламе» в данной статье противоречит как Конституции РФ, нормы которой имеют «высшую юридическую силу и прямое действие» (ст. 15 Конституции), так и самому себе. Например, в ч.3 ст. 123 Конституции РФ сказано: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Последний термин означает равноправие, в том числе, в отношении бремени сбора и предоставлении доказательств. В Конституции можно отыскать и более интересные статьи на эту тему.

Статья 49 говорит о «невиновности любого лица до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке, установленном законодательством России». А ч. 2 добавляет к этому, что невозможно «возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность». Я пытаюсь понять, почему вообще появилась в «Законе о рекламе» такая статья? По своему смыслу она кардинально отличается от всего остального текста Закона, начиная с определения самой рекламы, как таковой; «реклама - информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке» (глава 1 ст.3). То есть, в самом определении рекламы имеется указание на то, что она «адресована неопределённому кругу лиц». И именно на такой основе реклама действует в всех остальных источниках её распространения. Ведь если быть до конца точным, телевидение и радио также транслируются «по сетям электросвязи», и если антенные радио и телевидение не имеют конкретных абонентов, определённых в ст.18, то кабельное телевидение и проводное радио их имеют. Почему же распространение рекламы через эти медийные источники не требует обязательного предварительного согласия «абонента или адресата»?

Получается так, что реклама в сетях кабельного телевидения, тоже может быть причислена к спаму, если кто-то решится подать на владельца сети в суд. Однако, до суда, особенно в России, дело доходит нечасто. И связано это, на мой взгляд, как раз с тем, что законодательная база запутанна и противоречива, как мы смогли убедиться уже по вышеприведённому тексту. Тем не менее, это не мешает различным инстанциям вести активную борьбу с рекламой в электронных сетях. В 2010 году Госдума рассматривала проект закона об уголовной ответственности за распространения спама, хотя так его и не приняла. Одной из причин этого стало то, что в законодательстве России достаточно долго не было чёткого определения, что же такое «спам». Только в конце нулевых годов в «Правилах оказания телематических услуг связи» появилось следующая формулировка: «…"спам" - телематическое электронное сообщение, предназначенное неопределенному кругу лиц, доставленное абоненту и (или) пользователю без их предварительного согласия и не позволяющее определить отправителя этого сообщения, в том числе ввиду указания в нем несуществующего или фальсифицированного адреса отправителя» (Постановление Правительства РФ от 10.09.2007 N 575(ред. от 25.10.2017)). Определение, надо сказать, тоже далеко не идеальное. Что, например, подразумевает законодатель под словами «отправитель сообщения»? IP-адрес сервера отправки почты? Адрес предприятия или физического лица в тексте самого сообщения? Адрес электронной почты отправителя? К тому же, противоречащее целому ряду законов РФ: Конституции, Закону о СМИ, Закону о защите информации, Закону о связи и т.д. Такое количество противоречий и нестыковок в определениях и законах, и в то же время непрекращающиеся попытки запретить рассылки совсем, не могут не наводить на мысль, что кому-то они сильно мешают. Как в любом детективе, попытаемся найти тех, кому выгодна такая возня вокруг рассылок, и кто пытается запретить их любой ценой.

КОМУ ВЫГОДНО?

Одним из самых активных инициаторов мер борьбы с электронными рассылками является Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК), объединяющая крупнейшие компании, предоставляющие услуги электронной связи. И это понятно, ибо почтовые серверы, которыми оперируют эти компании, это не только программное обеспечение, но и «железо», то есть оборудование, которое стоит денег. Чем больше траффик электронной почты, тем больше и мощнее оборудование требуется для его обработки. При этом, никакой выгоды для себя операторы от дополнительных затрат на оборудование не имеют. За ними в очереди стоят практически все рекламные медиа, так как рассылка по электронной почте стоит несравнимо дешевле всех других видов рекламы - телевизионной и радио, журнальной, газетной, почтовой и даже контентной рекламы на поисковых сайтах.
Есть и ещё бенефициары, которых можно назвать «спящими». Это властные структуры и службы безопасности. Почему? Об этом речь пойдёт далее.

ОТСПАМЬТЕ ОТ МЕНЯ!

Отчаявшись создать эффективную законодательную базу для борьбы с массовыми рассылками по электронной почте, заинтересованные круги нашли другой способ – создали антиспам-фильтры. Программы, разделяющие почту на «желаемую» и «не желаемую», могут быть двух типов по месту их расположения – на стороне пользователя и на стороне сервера. И если с первыми всё более или менее понятно, и ни у кого не вызывает сомнения, что пользователь имеет право устанавливать и использовать такую программу для собственных нужд, то с программным обеспечением, расположенным на стороне сервера, такой ясности нет. В первую очередь по той причине, что у получателя электронной почты нет возможности влиять и даже знать о тех принципах, по которым его почтовые сообщения фильтруются. Понятно, что любое программное обеспечение является продуктом интеллектуальной собственности и его алгоритмы открытой информацией быть не могут. Однако, антиспам-фильтры сортируют и отфильтровывают почту в том числе и по содержанию, что делает их крайне незаконными. Например, п.1 ст.63 гл.9 «Закона о связи» гарантирует «тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи», а следующий пункт возлагает на операторов связи обеспечение соблюдения этой тайны. Для закрепления положений о тайне связи, Закон следующим пунктом устанавливает порядок «осмотра почтовых отправлений» и «ознакомления с информацией и документальной корреспонденцией» «передаваемыми по сетям электросвязи», который может осуществляться «только на основании решения суда». Уже только на основании этого пункта законодательства действия операторов связи можно считать незаконными. А ведь кроме «Закона о связи» имеются ещё и другие. Например, «Закон о СМИ» в ст.3 гл.1 запрещает «цензуру массовой информации», опираясь на права и свободы, гарантированные Конституцией РФ: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ст.29, гл.2 п.4). Конституцией также «гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается» (ст.29, гл.2 п.5). Антиспам-фильтры, расположенные на стороне сервера, нужно считать не только противозаконными, но и нарушающими основные свободы и права человека и гражданина. Не говоря уже о том, что фильтрация содержания может быть использована в целях манипуляции общественным мнением, путём включения в список фильтруемого «запрещённого» содержания определённых слов и словосочетаний, фамилий каких-либо деятелей, брендов, названий организаций или определённых понятий и явлений. И вдруг, вы не станете получать почту, которая рассказывает об определённых людях или событиях. Поскольку смыслом любой рассылки является, в конечном счёте, информирование, то антиспам-фильтры становятся мощным инструментом регулирования информационных потоков в «свободной» сети Интернет. Таким образом, властные, охранные и иные структуры, у которых имеется доступ к формированию содержания антиспам-фильтров, могут оказывать влияние на содержание информации, которую граждане получают. Фильтр он и есть фильтр, хоть спам, хоть вам.

Компании, занимающиеся сервисом организации массовых рекламных рассылок, в качестве полезного инструмента, распространяют материалы, помогающие составителю рекламы наиболее эффективно достигать своих абонентов, минуя антиспам-фильтры. Вот одна из таких рекомендаций с перечнем ошибок:
1. «Использование спамфраз: «Нажми сюда!», «Получили миллион за минуту!»;
2. Много восклицательных знаков в заголовках и теле письма;
3. Злоупотребление клавишей «CAPS LOCK»;
4. Яркие цвета шрифтов;
5. Неправильная кодировка;
6. Письмо из одного большого изображения;
7. Использование слов «Тест», «Привет», «Проверка», «Test» в теме письма;
8. Отправка на несуществующие адреса;
9. Копирование текста из документа Microsoft Word в почту.
10. Использование сервисов сокращения ссылок».

Вместе с благодарностью за рекомендации, которые, наверняка, проверены их авторами на опыте, не может не вызывать удивления их содержание. Получается, что если текст вашей рекламы содержит много восклицаний, заглавных букв и ярких цветов шрифта, то он, скорее всего, до абонента не дойдёт. Но на каких, простите, основаниях? Какие законы ограничивают использование определённых грамматических и визуальных форм? Какими правилами ограничивается наличие в рекламе, восклицательных знаков и сколько их должно быть, чтобы ваше письмо дошло до адресата? Один? Три? А пять можно? Почему фраза: «Нажми сюда» называется «спамфразой»? Не говоря уже о том, что в ней нет ничего противозаконного, чаще всего рассылки делаются с целью, чтобы их получатель именно «нажал сюда» и перешёл на страницу с подробностями рекламного предложения! На каких основаниях я должен скрывать от оператора, функцией которого является лишь передача моего сообщения тому, кому я его адресовал, что я страстно желаю, чтобы получатель «нажал»? Это что, аморально? Противозаконно? Странно, в конце концов? Если я поздоровался: «Привет» в теме письма, то я злостный спамер, а если в теле, то нет? Кто вправе распоряжаться формами моего рекламного сообщения? И каковы законные основания его действий?

Я понимаю, что ответов на эти вопросы не существует. Оно так, потому что так оно есть. И всё же, я считаю, что мы не имеем права не задумываться на эти темы, делать вид, что мы ничего не замечаем и готовы смириться. Хотя бы для того, чтобы не краснеть перед муравьями в лесу. Отправляя рекламные сообщения с использованием купленной для этих целей программы, я быстро столкнулся с сопротивлением этому своего провайдера. Реакция компании, предоставляющей услуги электронной связи, на массовые рассылки, как правило, предсказуема: они присылают письмо, извещающее вас о том, что кто-то из получателей ваших сообщений, якобы, пожаловался на спам и что на этих основаниях у провайдера есть право отключить ваш аккаунт. У провайдера есть также право не идентифицировать жалобщика, что в российских условиях, естественно, создаёт почву для злоупотреблений. Но и в наличие настоящих жалобщиков я тоже верю. В конце концов, рекламные сообщения посылаются, как правила юридическими лицами с целью рекламы своих товаров и услуг. В рыночной экономике редко у какой компании или изделия не имеется конкурентов, которые могут использовать подобные жалобы в виде метода конкурентной борьбы. Тоже, кстати, не вполне законно. Получается, что если провайдер, не желая перегружать мощности своих серверов, сообщает вам о несуществующей жалобе, то нарушителем законов является он, а если жалоба всё же реальная, то и это является нарушением закона, так как рекламное сообщение не является спамом по определению (см. выше).

В любом случае, выделение электронных рекламных сообщений в особую статью рекламной деятельности и регулирование её по особым, отличным правилам от всей остальной рекламы, является противозаконным и противоестественным. Создание неравных условий для разных видов рекламы может быть квалифицировано и как протекционизм, также запрещённый законодательством РФ. А когда этим занимается само государство, то это становится ещё и безнравственным. Практика борьбы, даже с таким неоднозначным и запутанным явлением, как электронные рассылки не может принести позитивных результатов по двум причинам: во-первых, борьба, в принципе, самый примитивный способ влияния, ярко свидетельствующий о том, как ещё мало человек отличается от животного, а во-вторых, сам процесс борьбы создаёт вокруг себя такое огромное «серое поле», в котором законность и беззаконие переплетаются в тесный клубок, создавая новые побочные проблемы, требующие новых решений. Возврат в законное поле не только необходим, но он обязателен для общества, которое хочет считать себя развитым. Не верите мне, спросите у своего Президента, который высказался так: «Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернете».

Автор статьи
Лео Костылев






Адрес: 197342, Санкт-Петербург, ул. Сердобольская, д. 64 B
Почтовый адрес: 197342 Россия, Санкт-Петербург, а/я 5
Телефон: (812) 318-18-92
E-mail: info©iapp-spb.org
Время генерации страницы:0.3612 сек.,0.2038 из этого потрачено на запросы.Запросов к БД:193. Использовано памяти:2,984КБ
© 2002-2012 e107 Inc. All Rights Reserved. © e107 Club, 2004-2012. All Rights Reserved.