Не только Фаберже

0
302

Витиеватая скань, радужная эмаль, мерцание драгоценных камней и блеск благородных металлов. При Петре I в Россию приехало множество ювелиров из Европы, а ХIX век стал эпохой расцвета русского ювелирного искусства. Самые искусные мастера становились поставщиками царского двора. Вместе с Натальей Летниковой вспоминаем придворных ювелиров Российской империи.

Иероним Позье

Иероним Позье был ювелиром трех императриц — Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины Великой. Он вместе с отцом пришел в Россию пешком из Швейцарии в 1729 году. Здесь Позье выучился в мастерской французского гравировщика Бенуа Граверо и в 1740 году открыл мастерскую. Ему покровительствовала Анна Иоанновна.

В своих работах придворный ювелир особую роль отводил камням. Главным его творением стала Большая императорская корона для коронации Екатерины Великой. Мастер оправил в золото и серебро жемчужины, индийские бриллианты, рубины. Над короной весом в 2,34 килограмма он работал всего два месяца. Спустя год после коронации Екатерины Великой знаменитый ювелир покинул Россию. А короной Позье еще несколько веков короновали всех императоров России.

Династия Оловянишниковых

На протяжении двух столетий ювелирная династия Оловянишниковых отливала целые «колокольные семьи» и ценную церковную утварь. Первые колокола представители творческой династии отлили в первой половине XVIII века. Три брата — Федор, Порфирий и Климент Оловянишниковы — стали купцами третьей гильдии и вели общее дело. Для отливки колоколов они пригласили лучшего акустика своего времени, изобретателя колокольного камертона Аристарха Израилева.

«Русский стиль» церковной утвари Оловянишниковых — заслуга художника Сергея Вашникова, любимого ученика Виктора Васнецова. Колокола, ларцы, митры Оловянишниковых «гастролировали» по всему миру. Они выставлялись в Париже, Новом Орлеане, Чикаго. Ценили мастеров и на родине: «В знак признания исключительных заслуг перед Россией» завод получил право изображать на своих изделиях императорский герб.

Павел Сазиков

Одну из старейших ювелирных фирм России в 1793 году основал в Москве купец третьей гильдии Павел Сазиков. За два десятилетия небольшая мастерская выросла до фабрики серебряных изделий. В середине XIX века ее изделия произвели настоящий фурор на Всемирной выставке в Лондоне.

Московские ювелиры представили там предметы из серебра — коллекцию по мотивам крестьянской жизни. Впервые элитарное ювелирное искусство «приблизилось к земле»: медведь-плясун, казачка с бандурой, охотник с зайцем удивили гостей выставки и необычными сюжетами, и искусной работой.

За высокое качество чеканных изделий Игнатия Сазикова называли русским Бенвенуто Челлини — в честь известного итальянского ювелира. Даже обычным чернильным приборам мастер придавал национальный колорит: например, создавал деревенскую избу в окружении предметов крестьянского быта — от колодца до домашней птицы. Сазиков привез из Франции в Россию один из первых гильоширных станков — устройство для нанесения узоров. При его фабрике впервые открылось отделение для обучения серебряных и золотых дел мастеров.

Карл Болин и Готтлиб Ян

Петербургская фирма «Болин и Ян» изготавливала драгоценные украшения и подарки для царской семьи и придворных. Фирму основали Карл Болин и Готтлиб Ян — два зятя-ювелира известного саксонского мастера Андреаса Ремплера, который служил при дворе Павла I.


Фирма «Болин и Ян» работала при шести российских монархах и выполняла заказы из императорского дворца более века. В «Обозрении Лондонской всемирной выставки» 1851 года говорилось, что работы Болина «решительно превосходили совершенством оправы все, что было на выставке, не исключая даже диадемы испанской королевы работы знаменитого парижского ювелира Лемонье». В 1912 году Николай II пожаловал семье потомственное дворянство. Сегодня работы ювелиров хранятся в Алмазном фонде и имеют статус коронных ценностей.

Павел Овчинников

Известный фабрикант и золотых дел мастер был крепостным князя Дмитрия Волконского. Он увлекался рисованием, и талантливого мальчика отправили в Москву — развивать способности. В 1850 году Павел Овчинников получил вольную, женился и на приданое супруги открыл собственное дело.
Ему понадобилось десять лет, чтобы отыскать свой стиль. Ювелир применял технику чеканки, литья, резьбы, использовал более сотни оттенков эмали. С ним работали известные художники и скульпторы — Евгений Лансере, Артемий Обер, Александр Опекушин. Для храма Христа Спасителя они изготовили Евангелие по рисункам Льва Даля. Ювелиры работали в старинной технике перегородчатой эмали, которая пришла на Русь из Византии и была забыта в годы татаро-монгольского нашествия.

Павел Овчинников писал в своей книге: «Русская промышленность серебряных изделий на последних всемирных выставках заняла не только почетное место, но и успела сбросить ярмо, давление иностранное». Многие современники признавали Евангелие самым ценным церковным предметом в храме Христа Спасителя — с художественной точки зрения.

Иван Хлебников

Разнообразием стилей в царской России были известны изделия Ивана Хлебникова: новорусский, необарокко, неорококо, неоклассицизм, модерн. Ювелир основал фабрику в Москве в 1871 году. Уже спустя два года на Всемирную выставку в Вене Хлебников отвез массивную чашу-братину в духе времен царя Алексея Михайловича и кружку с рельефным изображением Дмитрия Донского. «Предметы, от которых так и веяло стариной» — так описывали их известные ювелиры. Любимыми сюжетами Ивана Хлебникова стали исторические и литературные персонажи. Он изготавливал драгоценные пластины с изображением сцен из жизни Ивана Грозного и пира из поэмы Михаила Лермонтова «Песнь о купце Калашникове».


Хлебников вместе с ведущими русскими ювелирами участвовал в украшении храма Христа Спасителя. Он создал более полусотни лампад, дарохранительниц, кувшинов для святой воды. Для Благовещенского собора Кремля на его фабрике был изготовлен золоченый с эмалью иконостас.

Карл Фаберже

Потомственный ювелир Карл Фаберже был воспитан в классических традициях. Он сочетал в своих драгоценных изделиях элементы скульптуры, живописи и графики, а также старался оживить в них эмоции и воспоминания венценосных заказчиков. Пример такого синтеза — пасхальные яйца. Их создавал огромный творческий коллектив из 600 мастеров со всего света.

Традиция дарить друг другу драгоценные подарки на Пасху появилась в императорской семье во второй половине XIX века. Первое яйцо Александр III заказал для императрицы Марии Федоровны, Николай II каждую весну дарил драгоценные подарки и матушке, и супруге Александре Федоровне. После одной из выставок Карла Фаберже Александр III заметил, что его работы должны храниться в Эрмитаже как пример мастерства русских ювелиров.


Братья Грачевы

Ювелирный дом братьев Грачевых славился на весь Петербург своими изделиями в стиле модерн и русском стиле. Мастера зачастую делали реплики старинных шедевров. Они использовали и традиционную технику эмали по скани и резьбе, и новаторскую в те годы витражную эмаль. Витиеватые орнаменты, портреты и пейзажи на золоте и серебре покрывал тончайший полупрозрачный эмалевый слой.

Во главе ювелирного дома стоял Гавриил Грачев, его дело унаследовали восемь сыновей. Небольшая мастерская к 1895 году стала фабрикой, одного из братьев — Михаила Грачева — назначили штатным оценщиком императорского Кабинета. Ювелирный дом Грачевых был поставщиком Высочайшего двора до 1917 года. После революции фабрика перестала выпускать драгоценные оклады икон и изысканные интерьерные вещицы, ассортимент сузился до простого столового серебра. В 1918 году ювелирный дом закрылся.

Иван Губкин

Информация взята с портала Культура РФ – www.culture.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти в свой комментарий
Введите своё имя